Тия Александер

Год 2150

макрофилософский роман
Тия Александер написала "Год 2150" в то же время, когда ее хороший друг Ричард Бах создавал свою "Чайку по имени Джонатан Ливингстон" (в начале 1970-х). Но если книга Ричарда выбрала для себя жанр краткой притчи, то у Тии получился "макрофилософский роман". Да не обманется читатель художественной оболочкой: "Год 2150" -- это книга, в которой вымышлены, возможно, лишь имена героев. Все остальное здесь -- глубокие эзотерические истины о будущей эволюции человека, о многомерности пространства-времени, о реинкарнации и смысле жизни, о телепатии и психокинезе, о Боге и Единстве всего сущего. "Макрофилософия" -- это не очередной выдуманный "изм", но просто новая и очень здравая формулировка того, чему учили все духовные лидеры человечества от Будды и Иисуса до Рамты и Крайона. И это очень практическая система, которую вы обязательно захотите применять в своей жизни уже по мере прочтения книги!

Читайте эксклюзивное интервью автора издательству "София"

Предисловие к русскому изданию

Мои дорогие друзья, читающие по-русски!
Я очень рада, что главный письменный труд моей жизни переведен на этот язык. Книга, которую вы держите в руках, была написана в начале 1970-х годов и не имеет ничего общего с популярной компьютерной игрой "Земля-2150". Хотя сейчас принято видеть в ближайшем и более отдаленном будущем нашей планеты лишь череду все более жестоких всемирных войн, которые затем должны превратиться в "звездные войны", моя книга -- не об этом. Скорее это роман-утопия: мое видение того, какими должны стать отдельные люди и человеческое общество в целом.
Мой русский редактор Андрей Костенко рассказал мне, что этот жанр был очень хорошо развит в советской литературе ХХ века. Еще в середине 1950-х Иван Ефремов опубликовал свой шедевр "Туманность Андромеды". Великие фантасты братья Стругацкие с начала 1960-х создавали цикл утопических повестей о мире XXII века ("мире Полудня"). Книги этих авторов до сих пор переиздаются и пользуются спросом в странах бывшего СССР, хотя пропагандируемые в них коммунистические идеи потерпели явный крах. Андрей говорит, что, хотя в моем романе "Год 2150" изображается общество, на первый взгляд, весьма похожее на то, что описывали вышеупомянутые русские фантасты (особенно Ефремов), различие есть, и очень важное. Русская коммунистическая утопия понималась как долгосрочный результат большевистской революции 1917 года и последующего мирового экономического и политического господства СССР. Но это господство оказалось невозможным задолго до предсказанного "Полудня" человечества (то есть XXII века).
Утопия Макро-общества "Года 2150" (обратите внимание: тоже XXII век!) имеет совершенно иное происхождение. Она мыслится как результат того, что все больше и больше людей станет принимать Макро-философию и развивать в себе Макро-способности. Причем ни то, ни другое -- не моя выдумка. Я придумала лишь новые названия древнему духовному учению и эзотерическим практикам. Так что на самом-то деле утопия Макро-общества не ожидает нас где-то "в будущем". И это не "научная фантастика". Она началась, как только появились первые Макро-люди. И она может начаться лично для вас прямо здесь и сейчас -- как показано в романе на примере Джона Лейка и его друзей. Поэтому, если вам так уж нужно соотнести "Год 2150" с какими-то другими книгами, мне кажется, лучше было бы вспомнить "Чайку по имени Джонатан Ливингстон" моего старого друга Ричарда Баха или "Путешествие домой" Ли Кэрролла и Крайона.
Начав читать, вы вскоре поймете, что, хотя моя книга написана как художественное произведение (роман), ее задача -- не только развлекать или вдохновлять вас. На самом деле в ней содержится очень четкая система саморазвития, которая прошла проверку временем и доказала свою практичность тысячам моих читателей. Я приглашаю вас испытать эту систему в вашей собственной жизни. Попробуйте сами, что значит жить хотя бы чуть более по-макрофилософски!
С Макро-любовью,


Макро-кредо

Я верю в Макрокосмическое единство всего сущего
 
и в себя как идеально функционирующий аспект этого Макрокосма.
 

 
Я верю в то, что я, и только я, имею честь и власть
 
определять, устраивать и изменять
 
содержание моей повседневной жизни, ибо это есть результат моих собственных мыслей.
 

 
Я верю в то, что путей так же много, как и идущих ими людей,
 
и каждому человеку лучше самому судить о том,
 
каким путем ему полезней всего идти
 
в любое данное время.
 

 
Мне интересно взаимодействие с другими,
 
ибо я понимаю, что это -- учебный класс моей эволюции.
 
Я радостно принимаю каждый новый день,
 
зная, что это -- тот холст,
на котором я пишу картину своей жизни.



Свадебные платья из Франции: свадебный танец самый лучший.